Блеск и нищета российской таможни

26.07.2011 Новости

Блеск и нищета российской таможни

Похоже, что проводимые реформы в конечном итоге завели таможню в тупик. Во всяком случае, подобного мнения придерживается президент, высказавшись по этому поводу в минувший четверг на встрече с пензенскими предпринимателями:

«Множественные попытки перенастроить таможню не привели к желаемому результату. Но это конечно не значит, что все служащие на границе являются коррумпированными элементами и что таможню вообще невозможно реформировать, поскольку она играет важную роль в торговой политике России» — сказал Д. Медведев.

Насколько же плохи дела в таможенной сфере, если об этом очень деликатно высказывается сам Президент?

Коррупция

Не будем заострять внимание на предвыборное кокетство с бизнесом, оставив эту тему на рассмотрение политологам. Подобные заигрывания приходилось наблюдать не один раз и не только в интерпретации нынешнего президента. Нашему народу уже ненужно объяснять, что причиной всех бед является незыблемая коррумпированная армия чиновников, разросшаяся как неистребимые сорняки на грядке. Безнаказанность и коррупция – звенья одной цепи, за которой тянется шлейф из трагедий и человеческих жизней – теракт в Домодедово, Саяно-Шушенская ГРЭС, станица Кущевская, теплоход Булгария – этот список можно продолжать бесконечно.

Нельзя утверждать, что таможня – это самый коррумпированный государственный контролирующий орган, но метастазы злокачественной опухоли с каждым днем все более прогрессируют в ее организме. Взяточничество процветает на всех уровнях. Берут абсолютно все, начиная от рядовых инспекторов и их начальников, заканчивая кадровиками и службой безопасности. И хотя это давно известно, каких-либо кардинальных мер никто не предпринимает. Распространенным сегодня как никогда девизом – «не мы такие – жизнь такая» – оправдывается безуспешность, или попросту бездеятельность, на фронте коррупционной борьбы. И все бизнесмены уже давно изучили действующие на таможне тарифы, и рассматривают их как разновидность производственных издержек.

Начиная свою таможенную карьеру, А. Бельянинов обещал увеличить оклады до 1000$, но так и не смог в полном объеме выполнить взятые на себя обязательства. Зарплаты на самом деле чуть повысили, но инфляция полностью нивелировала надбавку. В крупных городах такие ставки имеют менеджеры средней руки в первые месяцы работы. За квартиры можно вообще не вспоминать – финансирования нет, и скорее всего не будет. Социальные льготы у таможенников самые обычные. Радует только то, что пока не заставляют покупать форму за свой счет. Короче, совсем не весело. Поэтому и берут, тем более что предложений достаточно. Поступив на службу, выпускники РТА сразу же стремятся попасть в отделы досмотров, интересуясь лишь одним единственным вопросом – как здесь можно заработать?

Вся антикоррупционная деятельность претерпевает безоговорочное поражение. Безусловно, ФТС рапортует о якобы принимаемых мерах, приводя даже конкретные цифры. Например, в 2010 году таможенная служба собственной безопасности привлекла к ответственности 100 сотрудников и 17 взяткодателей (а пусть не соблазняют). Но что эти цифры в масштабе всепоглощающей коррупции?! В Китае проблема взяточничества решается довольно просто. Если чиновнику предлагают взятку, значит он, чиновник, спровоцировал человека к подобным действиям халатным отношением к своим обязанностям. Зная суровость китайских законов, нетрудно предположить, как дальше будет продвигаться карьера такого госслужащего. Поэтому китайские чиновники берегут и лелеют тамошних предпринимателей, всячески содействуя их деятельности. А как может быть иначе, если они получают зарплату и прочие социальные блага с тех налогов, которые платит бизнесмен? Результаты такого подхода известны всему миру – за 30 лет экономика Китая из самой отсталой, превратилась в самую мощную и динамично развивающуюся.

В Росси все происходит с точностью до наоборот. ФТС глубоко убеждена, а правительство только усиливает эту уверенность, что бизнес должен работать на таможню, поскольку 53% бюджетного дохода зависит от ее деятельности. А самым любимым занятием ФТС являются подсчеты прибыли государству, которую приносит каждый служащий.

Показатели

Почему так происходит? Все дело в том, что эффективность работы таможни оценивается наполняемостью бюджета – самым главным показателем. В прошлом году ФТС перечислила в бюджет 4 330 млрд. рублей. При этом вывозные пошлины составили 58% от этой суммы. Честно говоря, сомнительный повод для гордости.

Однако руководство ФТС продолжает ставить первоочередную задачу – любой ценой достичь контрольных показателей. Их насчитывается порядка двадцати. В общей сложности они якобы должны отражать уровень развития таможни, но в действительности ничего не отражают и уж точно никоим образом не влияют на прогрессивные процессы. Эти показатели на самом деле являются свидетельствами бездействия, при том, что они заложены в перспективные планы работы ФТС на достаточно длительный период времени. Также стоит учесть парадоксальную взаимосвязь статистических данных, которая заключается в автоматическом невыполнении отдельным таможенным органом одного показателя при выполнении другого. Но некого это особо не беспокоит, поскольку на общем фоне всех таможенных органов, картина более-менее выравнивается. К тому же невыполнение даже целого ряда показателей не сулит каких-либо катастрофических последствий. Ну, пожурят какого-нибудь начальника при подведении итогов, но даже увольнение ему не грозит. Тем более что важны не цифры, а умение их правильно подсчитать. А если уж совсем никак не получается дотягивать до показателя в течение длительного времени, то легче всего его скорректировать или в крайнем случае вообще убрать. Именно таки и случилось с показателями по общероссийским профилям рисков. Вместо того чтобы отменить досмотры «стоимостных» рисков как низкоэффективную процедуру, просто убрали контрольный показатель!

Очень много времени у таможенников занимает банальная бюрократия. Ведь приходится постоянно подсчитывать и сводить цифры, писать пояснительные и аналитические записки вышестоящему начальству, дабы объяснить, почему объем импорта российских товаров в Китай в разы меньше объема экспорта. А то и так непонятно!

Другими словами происходит обычная имитация бурной деятельности, от которой в итоге страдают абсолютно все. Рядовые инспектора метаются из стороны в сторону, добывая требуемые для таможни «палки». При этом даже должностной подлог не является чем-то из ряда вон выходящим. Начальство оказывает давление на инспекторов, понимая в то же время всю абсурдность ситуации. Ну а вышестоящее руководство изгаляется в красноречии перед руководителями государства. Ведь самое главное – это достичь планового показателя, а остальное – так, издержки производства.

СУР

Для бизнесменов все это выливается в дополнительные расходы, ибо подавляющее большинство показателей тем или иным боком связаны с таможенным оформлением, а в России таможенный контроль – это самый эффективный способ влияния на бизнес. Любой контроль – это время, а время, как известно – деньги. Если предприниматель теряет время и деньги, тогда как его конкурент нет, то утрачиваются и позиции в бизнесе, а в результате – и сам бизнес. Эта закономерность широко используется таможнями, чтобы, во-первых, достичь определенных показателей, а во-вторых, удовлетворить амбиции особо честолюбивых руководителей. Не является в данном случае препятствием даже то, что при определении формы таможенного контроля должна применяться система управления рисками.

СУР, созданная на заре нового тысячелетия и оформленная в 2004 году, там же и застопорилась. На протяжении трех последних лет заметна лишь динамика автоматизации срабатывания рисков. Неэффективность СУР признают даже сами таможенники, поскольку результативность системы основана только лишь на «внутреннем чутье» инспекторов на постах, и работников функциональных отделов. Благодатней почвы для развития коррупции сложно придумать! Учитывая долю «стоимостных» профилей рисков, можно с уверенностью утверждать: СУР является придаточным механизмом администрирования таможенной стоимости. А произошло это в тот самый момент, когда руководство ГУФТД ФТС сообразило, каким образом СУР дает возможность воздействовать на участников ВЭД. На сегодняшний день профили рисков охватывают более половины всей товарной номенклатуры и порядка 68% совокупной стоимости всей ввозимой на территорию России продукции. Все группы товаров, которые имеют определенную значимость, попадают в группу рисков, а меры, предусмотренные по этим рискам, предполагают дополнительную проверку и мероприятия по сбору колоссального количества документов.

Таможенники сами «нашли» выход из сложившейся ситуации, предложив бизнесу заявляться по «правильным» ценам. Чтобы полностью держать процесс под контролем, в ключевых таможнях возникли специальные рабочие группы. Те, кто держит в руках регулятор движения товаропотоков – администрирование стоимости – зарабатывает очень хорошие деньги. А контрольные показатели здесь не имеют никакого значения, поскольку на фоне общего объема НДС и ввозных пошлин, корректировки таможенной стоимости составляют всего лишь 1%.

Концепция

Таким же манипулированием, только уже в масштабах России, является идея о проведении таможенного оформления в местах, приближенных к государственной границе. Решение о перераспределении в пользу РОСТЭКа было принято в одностороннем порядке, без каких бы то ни было прозрачных расчетов и консультативных мероприятий с бизнесом. Ну а как иначе?! Ведь на границе у РОСТЭКа все давно схвачено и успешно работает. Плюс к этому, деньги на обустройство границы, которые выделяются из бюджета, стала полностью контролировать Росграница. Справедливости ради стоит заметить, что ситуация была скорректирована таможенным союзом в виде отмены терминалов на самой протяженной границе – с Казахстаном. Да и Минфин с Минэком до сих пор не урегулировали вопросы по федеральной целевой программе «Таможня на границе». Но ФТС с завидным упорством двигает свою идею дальше. Сократились таможни в московском регионе, ликвидировали лучшие таможенные посты в Санкт-Петербурге, под брендом РОСТЭК затеяли строительство ТЛТ – все это привело к недовольству со стороны бизнеса. А ответа на волнующий всех вопрос: для чего нужны все эти дорогостоящие и бездарно начавшиеся в одночасье преобразования? – до сих пор остается без ответа.

Технологии

Стать своеобразным буфером финансовых потерь и недовольства бизнеса, отвели роль экстренно внедряемым передовым информационным технологиям. Но подобных заготовок оказалось явно недостаточно.

«Единое окно» для пунктов пропуска – попытка создать нечто на подобии пропускных пунктов в странах, входящих в состав Евросоюза. Испытания данной модели, проведенные в Бурачках в 2008 году, не увенчались успехом, но, тем не менее, «единое окно» нашло свое выражение в виде передачи таможне с 29 июня 2011 года полномочий и функций контролирующих органов. До этого момента ни сама таможня, ни транспортники, ни ветеринары, ни другие службы не понимали, по какой схеме все это будет функционировать. Да и до сих пор не понимают. Как результат подобного нововведения — транспортный кризис во всех таможенных сферах. Перед границей и на основных магистралях километровые очереди фур, как в канун Нового Года. Морские транспортники также забили тревогу, направив обращение в Администрацию Президента, ФТС и Минтранс, чтобы обратить властные взоры в сторону творящегося в морских портах хаоса. Вряд ли уже и сама ФТС будет спорить, что этот раунд она полностью проиграла, а чтобы выйти из создавшегося положения потребуется немало времени.

Электронным декларациям, успех которых наперебой воспевают таможенные функционеры, еще очень и очень далеко даже до норм, прописанных самой ФТС, не говоря уже о современных технологиях. Но хоть какой-то шаг в позитивную сторону. В отличие от европейских стран, предварительное информирование осуществляется с одной единственной целью – ускорить оформление транзита на таможне. Это все, на что способна система.

Еще одно ноу-хау – удаленный выпуск. Совсем недавно об этом не стали бы даже разговаривать, но перенос таможенного оформления изменил ситуацию. Потребовалось срочно что-то предпринимать в целях снятия напряжения, которое возникло на почве безумной концепции. Процент оформления по внедренной технологии удаленного выпуска ничтожно мал, поскольку таможня пока не обладает техническими возможностями, чтобы все посты увязать друг с другом.

Нет ничего, что можно было бы зачесть ФТС со знаком «плюс». Причем тормозом внедрения информационных технологий является сама система – программное обеспечение для таможни разрабатывается на конкурсной основе коммерческими организациями. И хотя победитель конкурса известен заранее, правила коррупционной борьбы не дают возможности пересмотреть или ускорить данную процедуру. Почему ФТС не обзаведется собственными программистами – неведомо. Правда, за те деньги, которые предлагает госслужба, вряд ли найдутся охочие специалисты.

Так чем же недоволен Президент?

Как уже всем понятно, ряд реформ в таможенной системе не дал никаких положительных результатов ни в самой ФТС, ни в сфере развития бизнеса во внешней экономической торговле. Решительных успехов замечено не было. Все телодвижения таможни напоминают бег на месте. При этом экстренно заделываются бреши, возникшие в результате собственной маразматической деятельности. Никто даже не стремится что-либо предпринять для ускорения таможенных процедур и создания нормальных условий бизнесу. ФТС преследует одну единственную цель – нагнать показатели, главным из которых является выполнение плана по поступлению отчислений в казну. Для того чтобы увидеть во всем этом всепоглощающую ущербность экономики, ненужно быть экспертом. Даже А. Бельянинов это не отрицает, да и отрицать, в общем-то, бесполезно.

Бюрократия и коррупция на всех уровнях, полнейшая статичность всех процессов, полное безразличие к предпринимателям, работающим в сфере ВЭД – это признаки, характеризующие сегодняшнюю таможенную систему России. Похоже, что и Президента перестало устраивать такое положение вещей. Что ж – время покажет….

 

Обращаем Ваше внимание:
грузоперевозки из китая,
международные автоперевозки грузов от компании Way Cargo.


© 2008 - 2017
«WAYCARGO»
«Вэй карго»

Время работы - с 10:00 до 19:00
+7 (499) 899-61-88
info@waycargo.ru

Карго: международная доставка
сборных грузов и растений

Адрес: Москва, Волгоградский проспект, д. 26
Метро — Волгоградский проспект
Контакты и схема проезда